» » Главное дело каменщика Тихоненко
Информация к новости
  • Просмотров: 23
  • Автор: kprf
  • Дата: 12-03-2019, 09:08
12-03-2019, 09:08

Главное дело каменщика Тихоненко

Категория: Информация

Сотрудниками ФСБ в Самаре недавно была задержана при получении крупной взятки полковник юстиции, начальник отдела по экономическим преступлениям Главного следственного управления местного полицейского ведомства Вера Рабинович. По решению суда она отправлена в следственный изолятор на два месяца. В качестве подозреваемых и свидетелей в местной прессе названа группа лиц. С этой группой Виктора Тихоненко связывают горькие воспоминания. Хотя, казалось бы, что может быть общего у работяги, бывшего мастера кирпичной кладки и теперешнего пенсионера, с воротилами крупного бизнеса и их подельниками в правоохранительных органах?Общего ничего нет и не могло быть. Но понял это Виктор Степанович после того, как с помощью обманов и фальсификаций различных документов у него отобрали главное дело его жизни.
Лет тридцать назад вместе с миллионами других работяг Тихоненко поверил болтовне о необозримых возможностях, которые открывает перестройка каждому гражданину. Парнем он был энергичным, азартным и рукастым. Вскоре после окончания профтехучилища, где получил специальность каменщика, возглавил бригаду, в которой из пятидесяти рабочих многие годились в отцы. Никто его на эту должность не проталкивал. Да и некому было – круглый сирота. Но парень без особого напряга клал в смену десять кубов кирпича. И считался лучшим каменщиком в области. Был и плиточником, и плотником, и бетонщиком. Причем в каждом деле добивался вершин мастерства. Причина была не только в том, что в советских профтехучилищах готовили настоящих специалистов. Он и сам на лету схватывал все лучшее у товарищей по работе. При этом был энергичным, честным и искренним человеком – так отзываются о нем бывшие члены бригады.
Сейчас эти качества отошли на второй план, а в советское время рабочие их ценили наравне с мастерством. Вот и выдвинули Виктора на высшую в бригаде должность.
– Это очень талантливый человек, настоящий самородок, которые нередко встречаются в рабочей среде, – так отзывается о Тихоненко известный российский писатель Евгений Чебалин.
Он сделал Виктора героем одного из своих романов. Причем даже фамилию менять не стал. Несколько страниц в романе посвящено жуткой истории о том, как Тихоненко выкладывал огнеупорный кирпич в еще не остывшей доменной печи.
Рассказывает бывший член бригады каменщик Петр Витовкин:
– Мы тогда работали на заводе по производству подъемных кранов, что на ул. Революционной в Самаре. Доменную печь на ремонт остановили вечером в пятницу, чтобы остыла. В воскресенье утром Виктор начал сбивать отбойным молотком остатки выгоревшего огнеупорного кирпича и класть новый. На нем была куртка из толстого брезента и такие же штаны. Под ними полно всяких одежек. Когда бригадир выползал наружу, чтобы отдышаться, его обливали холодной водой, ведь температура в печи, хоть и остужали ее более суток, была за сотню градусов.
Кладку Тихоненко завершил поздно вечером. И печь снова включили в работу, чтобы не нарушать ход производственного процесса. Сил у парня после той ударной смены осталось, чтобы только добраться до дому, благо жил тогда недалеко от завода. Пожилые люди такую нагрузку могли не выдержать, к тому же работу надо было сделать в течение одного дня, а это было под силу только мастеру кирпичной кладки. Все это Тихоненко понимал. И еще не раз, когда требовалось, безропотно залезал в дышащую жаром печь.
– В советские времена было великое слово «надо», – так объясняет сейчас Виктор Степанович ту ситуацию. – Если требовалось, мы могли всей бригадой работать по шестнадцать часов в сутки даже в экстремальных условиях и не считали себя героями.
Его бригаду бросали на самые трудные участки, где не укладывались в сроки. Строили они тогда жилье, фермы, склады, крытые тока и все остальное. Тихоненко предлагали должности начальника участка, потом уговорили стать начальником цеха. Поработал и снова вернулся в бригаду, где было живое дело, а заниматься организацией ремонтных и строительных работ тогда не хотел. К тому же он понимал, что с развалом Советского Союза рушатся производственные связи со смежниками. Да и зарплату рабочим порой задерживали. В итоге коллектив решил создать свой строительный кооператив во главе с Тихоненко.
От заказчиков не было отбоя. Новая власть быстро обросла воровским жирком и активно вкладывала деньги в недвижимость: коттеджи, гаражи, хозяйственные помещения. Тихоненко в те времена запросто общался с руководством области, директорами крупных промышленных предприятий, новоявленными бизнесменами. И всей своей продубленной на стройках кожей постоянно ощущал высокомерие этих господ. Ведь он даже высшего образования не имел¸ был из самых низов, не их «благородной» крови. А так называемые новые русские взошли, как на дрожжах, из прежней партийной и производственной «элиты», подпитанные вседозволенностью и «демократической» моралью. Она позволяла отнимать, воровать и обманывать, глядя прямо в глаза. В рабочей среде такого не было и быть не могло.
В то время новые «элитные» знакомые липли к доверчивому парню со всех сторон. Одному не хватало денег на хорошую машину, другому срочно требовался гараж. Он верил, что и долг отдадут, и работу оплатят, потому что сам привык поступать именно так. Но никто и не думал рассчитываться, а Тихоненко порой даже напоминать считал неудобным. Вот эта доверчивость и сыграла злую шутку, когда он решил построить кирпичный завод. Не ради денег – их у него и так хватало. Надоели простои из-за нехватки кирпича. Да и качество его было – глаза бы не глядели. Вот он и задумал производить такой кирпич, чтобы строить на века. Чтобы его кирпич знала вся страна. А может быть, и весь мир.
Его бригада могла отгрохать производственные помещения за короткий срок. Нашли бы и деньги для этого. Но новейшее оборудование можно было купить только за рубежом. Требовался опыт подобных сделок, которого у Тихоненко не было. И хотя курс доллара был не таким заоблачным, как в наши дни, но суммы в валюте требовались немаленькие.
Партнером стал хорошо ему знакомый самарский подшипниковый магнат, который взял на себя закупку и монтаж оборудования. Строительные дела, энерго- и теплоснабжение, дороги, глиняный карьер – все это взвалил на свои плечи Тихоненко. Глину нашел в Кинель-Черкасском районе, где и началась стройка. Работы было на пятилетку, но все предусмотренное договором с партнером Виктор Степанович сделал за год с небольшим. И смотрел далеко вперед. Для замеса глины так усовершенствовал стандартную мешалку, что ее эффективность возросла вдвое. Решил на своем заводе производить керамические блоки собственной конструкции, которых не было в России. И даже завез для этого необходимое оборудование. Производительность труда каменщиков обещала вырасти в пять раз. Плюс огромная экономия раствора…
Редакция газеты, в которой я тогда работал, поручила написать о самарском каменщике и его делах. Тихоненко я нашел в большой комнате одного из городских офисных зданий, где кипела жизнь. С десяток мужчин и женщин одновременно что-то говорили, звонили, писали. Тихоненко я узнал по командному голосу. Был он в каком-то простеньком пальто, на голове – ондатровая шапка. Видимо, собирался куда-то ехать. Выглядел усталым и озабоченным.
– Писать о нас пока рано, очень много самых разных проблем, – сказал он.
Как выяснилось, проблемы были не только производственные, но и криминальные. Оборудование для керамических блоков с завода вывезли. Районные блюстители порядка похитителей задержали, а потом они куда-то исчезли вместе со станками весом в пятнадцать тонн. Позднее гражданин в погонах, который этому поспособствовал, окажется среди теневых владельцев завода.
В то время даже солидные предприятия с опытными юристами, охраной и высоким забором нередко переходили из рук в руки. А у Тихоненко ничего этого не было, но была несвойственная новоявленным бизнесменам доверчивость. Закрученный неотложными делами с утра до вечера, он свою подпись ставил порой даже на чистых листах, твердо уверенный в том, что это не будет использовано в чьих-то корыстных целях. Но в ходу уже была такая отговорка: «Ничего личного – только бизнес». Она оправдывала любую подлость, стала неотъемлемой частью той морали, что новая власть активно внедряла в жизнь. Даже подшипниковый магнат, на которого он так надеялся и личные просьбы которого постоянно выполнял, не хотел расплачиваться за оборудование, поставленное югославами по договору. А потом решил весь завод получить в собственные руки.
Появились и другие претенденты на лакомый кусок. Шли бесконечные судебные заседания, возбуждались, а потом спускались на тормозах уголовные дела. Нужны были кредиты, но банки не давали ни рубля при всей его безупречной репутации. Нетрудно было понять, что они просто не хотели портить отношения ни с представителями правоохранительных органов, ни с чиновниками высокого ранга. Одному из них он обещал достроить дачу, но возникли какие-то проблемы, а дозвониться до него не смог. Кроме того, у тех и других были свои аппетиты на предприятие, которое обещало в месяц до пятидесяти миллионов рублей.
– Тихоненко противостояла организованная преступная группировка, в которую входили полицейские чины, судьи и чиновники различного уровня, – утверждает бывший заместитель главы Самары Олег Киттер, отработавший не один год и в правоохранительных органах. – Поэтому никто не хотел давать законную оценку даже очевидным фактам, имевшим явные признаки уголовных преступлений.
Попытки отобрать у Тихоненко завод предпринимались неоднократно. Причем делали их люди, которым он безоглядно доверял. Однажды предотвратить очередную махинацию удалось с помощью адвоката буквально за считанные часы до регистрации подделанных документов, после чего завод уплыл бы в чужие руки. Но в итоге вся многолетняя рейдерская кампания увенчалась успехом. Некий москвич С. якобы купил завод за шестьдесят с лишним миллионов рублей, хотя продавать свое детище Тихоненко даже не планировал. По его заявлению возбудили уголовное дело, которое следователь областного следственного управления спустила на тормозах. А спустя некоторое время после этого купила дорогую машину и квартиру в престижном месте. Видимо, эти два события случайно совпали, как это нередко случается до сих пор в нашей жизни.
Отстоять свое право на завод Тихоненко так и не удалось, хотя борьба шла не один год и ему активно помогали Олег Киттер, Евгений Чебалин и другие самарцы, оппозиционно настроенные к теперешней власти. Между тем от тяжелой болезни скончался подшипниковый магнат, а его сынок развалил все, что нажил отец «непосильным» трудом. Скоропостижно, тоже от тяжелой болезни, ушел в иной мир бывший руководитель областного следственного управления, которого Тихоненко считает своим главным гонителем. Бывшего начальника Самарского ГУВД Реймера, запретившего реагировать на заявления Тихоненко, повысили в должности. Но уже в Москве привлекли к уголовной ответственности за крупные махинации на новом рабочем месте.
Вот и Рабинович попалась на взятке. В ее служебных деяниях, если следствие не ограничится одним этим фактом, откроется множество других занимательных историй, в том числе и связанных с кирпичным заводом. И выплывут новые махинаторы, которые пока числятся в свидетелях или по-прежнему сидят в своих высоких креслах.
А что же Тихоненко?
Виктор Степанович скромно живет в окрестностях Самары. Не только завод потерял, но и дом, который построил для своей семьи невдалеке от предприятия. Пустил в него пожить каких-то мигрантов с детьми, а выгнать не позволила совесть. Потом тот дом прибрали к рукам его бывшие «партнеры». А он остался, по сути, ни с чем. Продал машину, купил надувную лодку с мотором. После удачной рыбалки торгует своим уловом по сто рублей за кило. Хоть и небольшая, а все-таки прибавка к пенсии. Любит играть в шахматы. Меня раскатал в пух и прах за каких-то полчаса. Десять кубов кирпича готов за смену выложить и сейчас, хотя ему уже около восьмидесяти лет. Завод вроде бы работает, но о его продукции что-то не слышно. А ведь он мечтал организовать свое дело с большим размахом…
– При этой власти рабочему человеку, будь он хоть семи пядей во лбу, развернуться не дадут. Не для народа перестройка затевалась, а для жулья, – такой вывод Тихоненко сделал из той истории с заводом.
После ареста Рабинович он снова обратился в правоохранительные органы с требованием привлечь к ответственности всю воровскую компашку.
Посмотрим, что из этого выйдет.
Александр ПЕТРОВ (собкор «Правды»)
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Архив новостей

Март 2019 (21)
Февраль 2019 (22)
Январь 2019 (10)
Декабрь 2018 (24)
Ноябрь 2018 (15)
Октябрь 2018 (17)
^