» » Погиб, защищая будущее
Информация к новости
  • Просмотров: 1 963
  • Автор: trudsamara
  • Дата: 11-10-2013, 10:59
11-10-2013, 10:59

Погиб, защищая будущее

Категория: Позиция КПРФ неизменна

Наш Павлик, герой нашего времени

Раз в год, 3 октября, на кладбище «Рубежное» навестить могилу простого самарского парня приходят люди. Они приходят сюда почтить память человека, который беззаветно любил свою родину, был патриотом своей страны и отдал жизнь за свои убеждения. Этим человеком был Павел Александрович Шлыков. Эпитафия на куске черного гранита гласит: «Погиб смертью храбрых у телецентра «Останкино», защищая законность, конституцию, отечество». Павлу был всего 21 год.
3 октября 2013 года, в очередной раз помянуть своего товарища, сюда пришли самарские коммунисты и комсомольцы. Поправили изображение и надписи на могильном камне, украсили его цветами. Развернули красные знамена и склонили их над могилой в знак скорби. Проделав сей нехитрый ритуал, помолчали. Потом начал свой рассказ участник событий 20-ти летней давности Михаил Викторович Маслянцев:
-Я вспоминаю 1993 г., сентябрь. Уже где -то со 2-й половины сентября, примерно с 15-го, до нас стали доходить известия о том, что в Москве неспокойно. Ельцынский режим, дорвавшись до власти, по сути дела, начал в открытую уничтожать наше Советское государство. Патриотические силы во главе с московским комитетом партии бросили клич по стране. Было подготовлено обращение к народу, оно было поддержано коммунистами, оставшимися верными КПСС.
Погиб, защищая будущее

Погиб, защищая будущее

 

Но КПСС, как вы знаете, развалилась, и самые преданные (в кавычках) бойцы, некоторых из которых мне довелось знать лично, за редчайшим исключением партию бросили. В том числе это же случилось и у нас в Самаре. Когда я об этом говорил некоторым бывшим секретарям райкомов и самарского горкома КПСС, нашим бывшим руководителям самарской городской парторганизации, дело доходило не просто до громких слов, но и до полных размолвок. Так и не удалось получить от них ответа: «Почему вы не в партии? Почему вы бросили партию? Почему вы ее просто так без боя отдали?»
Некоторым высокопоставленным, хорошо известным в обществе военным задавались те же вопросы: «Ты командовал крупными войсковыми соединениями, у тебя было все. Что тебе мешало в эти тяжелые дни поднять войска и направить их туда, к Москве, на защиту Советской конституции? Ведь войска присягали именно на верность Советской конституции, Советскому государству»
Помню, я выступал на митинге в Черноречье. Я думал, что меня арестуют. Но не арестовали. Наоборот, офицеры поддержали и я спокойно уехал. Короче говоря, генералы струсили. Как всегда ждали команды сверху и организованного сопротивления ельцынскому режиму не оказали.
В этих условиях московский горком партии начал собирать людей. Первые люди России, из тех, кто действительно был патриотом и был готов отстаивать завоевания Советского Союза, решили устроить в Москве акт политического неповиновения. И это вылилось в то, что в самом центре Москвы, на Пресненской, появились баррикады, начали создаваться боевые отряды, был брошен клич, это где-то 26 – 28 сентября 1993 г., ко всем, кто еще считает себя коммунистами и комсомольцами, направить своих людей в Москву для защиты завоеваний Советской Власти. Мы из Самары тоже отправили группу людей. Я в то время возглавлял фронт национального спасения, была такая общественная организация, она была сугубо от нашей партии. Мы во что бы то ни стало хотели сохранить партию. Так вот, в Москву мы отправили порядка 12-ти человек. Среди них, кстати, были капитан II ранга Кавасюк Вячеслав Михайлович, Эдуард Беляев, Паша Шлыков и др. Наши товарищи были распределены по райкомам Москвы. Там создавались боевые отряды. Группа во главе с капитаном II ранга В.Кавасюком вошла в группу поддержки генерала Макашова, который находился в Белом Доме. Организовали группу, которая должна была оказывать помощь раненым, в случае возникновения боевых действий. Туда вошел Шлыков Паша. Паша первый твердо сказал: «Направьте меня в Москву».
Я помню, как он уезжал. Мы собрались, это было или 28 или 27 сентября 1993 г., на Кирова, 100, в клубе. Теперь там располагается Кировский суд. Он был со своей девушкой, они сидели на последних рядах и обнимались. Я даже обернулся назад и сказал: «Ребята, ну погодите целоваться-то, уж потом будете». Они как будто что-то предчувствовали.
В тот период, я вместе с другими товарищами из ЦСКБ срочно был направлен Дмитрием Ильичем Козловым в командировку в Москву. У нас создавался новый космический аппарат, который должен был быть вскоре запущен на орбиту ИСЗ. Это был сложный аппарат. К тому же, были еще полигонные дела, связанные с подготовкой заправочной станции. Одним словом, мне необходимо было срочно возвращаться на Байконур.
В Москве мы встретились с нашими товарищами. Они попали в группу, которая должна была охранять общественный порядок. На тот момент вокруг Белого Дома уже образовались баррикады. Руководство Госдумы объявило о неподчинении Ельцыну. Во главе контргруппы от Ельцына, (сам Ельцын струсил и запил, он пьянствовал целую неделю, не просыхая), был Черномырдин. И Черномырдин, по сути дела, поднял Таманскую и Кантемировскую дивизии, части этих дивизий располагались под Москвой. В город были введены танки. Единственные, кто не подчинился Ельцыну и сохранил верность своему народу, были группы спецназначения типа «Альфа», которые проявили себя героически еще в горах Афганистана, когда они захватывали дворец Амина. Против своего народа они не пошли. И они не выполнили приказ Ельцына арестовать в Белом Доме руководителей этого восстания, в т.ч. и генерала Макашова. Напротив, они везде расставили свои посты и вывели в безопасные места наших лидеров.
Непосредственно перед 3-м октября я улетел назад. Козлов, его заместитель, мой начальник Владимир Иванович Крайнов и группа специалистов, мы должны были срочно возвращаться на Байконур. Я застал момент, когда по Белому Дому стали стрелять танки будущего генерала Евневича, тогда он был еще полковник. Этот Евневич прославил себя такой вот подлостью. Не смотря на то что он давал присягу Советской Власти, он приказал своим танкам с Новоарбатского моста бить по Белому Дому прямой наводкой. У них была карта, где были обозначены кабинеты руководителей Верховного Совета, по этим кабинетам и расстреливали Белый Дом.
Так что же случилось с Пашей, с Павликом Шлыковым... Когда начался штурм телецентра «Останкино», который возглавлял Макашов, вы помните эти кадры, когда армейский грузовик «Урал» пробил стенку, посыпались очереди - пулеметные, автоматные. И самое главное, самое подлое, - начали работать снайперы. Это были снайперы, как говорят, из сборной Советского Союза по биатлону, из женской сборной. Забегая немного вперед, хочу сказать, что вычислили ту, которая стреляла в Павлика Шлыкова. Эта дамочка родом из Латвии. Позже, боясь возмездия, она скрылась, уехала из Латвии, говорят, сделала пластическую операцию и дальнейшая ее судьба неизвестна. Из чего она стреляла? Как установлено, она стреляла из американской снайперской винтовки со специальным боеприпасом. Боеприпас этот отличался тем, что у него был смещенный центр тяжести. Такая пуля, проникая в тело, начинает крутиться, и наносить телу смертельные повреждения. Вот так погиб Павлик, пуля попала ему прямо в опознавательный красный крест, нашитый на халат. Задачей Павла Шлыкова и его санитарной группы было осуществление первой медицинской помощи раненым.
Как нашли Павла Шлыкова. Валерий Васильевич Козленков, он тогда был вторым секретарем обкома, занимался этим делом. Через наших депутатов везде, во всех моргах искали, но нашли его не сразу. Я из первоисточника знаю, в морг ночами привозили погибших, складывали - и в крематорий, складывали - и в крематорий. И многие, и многие, те, которые приехали из других городов, там бесследно исчезли. Их нет. Они пропали без вести. Но нам повезло, удалось найти Павлика.
Он погиб смертью храбрых, смертью бойца, защитника Советской Власти. Павлик Шлыков навеки останется в наших сердцах, в сердцах молодежи. Я хочу вам сказать, ребята: «Поддерживайте традицию, надо бывать на его могиле. Он погиб как настоящий солдат, как герой. Надо сделать его портрет. Раньше рисовали портрет Павла Корчагина, вот продолжатель его дела - Паша Шлыков. Это наш Павка Корчагин. Герой нашей молодежи. Помните, не забывайте никогда Павлика Шлыкова и тех, кто погиб вместе с ним, защищая нашу родину.
Постояв еще немного, собравшиеся начали понемногу расходиться, чтобы ровно через год, 3 октября, придти сюда вновь почтить память героя нашего времени Павла Шлыкова.
Пресс-служба Самарского ГК КПРФ
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Архив новостей

Декабрь 2019 (3)
Ноябрь 2019 (15)
Октябрь 2019 (20)
Сентябрь 2019 (14)
Август 2019 (17)
Июль 2019 (11)
^